Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

«…Постой!» Лангер обернулся. Вильгельм Лангер внимательно смотрел на племянника. «..Если надо, я распоряжусь, чтобы тебя доставили на место на вертолете…» Лангер не успел подивиться, как услышал : «Ты можешь мне довериться на эти сутки полностью. Наверняка тебе дали контакты для непредвиденных обстоятельств. Так вот – я могу стать твоим самым надежным связным…» Лангер колебался недолго. «Хорошо. Запомни телефон, по которому тебе надо позвонить.» , - он произнес последовательность цифр, выученную им до того, как его вынесла резиновая лодка на Атлантический пляж, бухты Людерица. «…О, у тебя друзья на Кубе..» - не сдержался Вилли. «Или ты не спрашиваешь или я обойдусь без тебя», - неприязненно проговорил племянник. «Извини, извини…Что надо передать? Ведь номера телефона явно недостаточно!?», - ухмыльнулся дядя. 

Collapse )

(no subject)

Оказалось, хотя Йеннингер так и предположил, наблюдая за поведением русских, что их покойный приятель был автором многих статей в журнале, посвященном политике и экономике. Именно некоторые статьи Сергея о политике и стали поводом для ожесточенных споров, комментариев, среди которых попадалось много агрессивных. «Статья может стать поводом для убийства?», - Йеннингер вновь внимательно посмотрел на Пауля. Тот, помешкав, перевел. Русские тоже переглянулись, и женщина резко заговорила, мешая русские и немецкие слова. Йеннингер догадался о чем она говорит, по интонации ее голоса. По словам женщины, Марины, Сергею угрожали, но, разве можно было предположить, что закончится так трагически.

Йеннингер отпустил их. Затем отпустил и Пауля и задумался. В любом случае сведения об угрозах, переданных в дискуссиях по интернету – («Господи, чем занимаются вроде бы взрослые люди!?») - малопригодны для розысков по горячим следам. Способ, которым совершено убийство – несомненно, весьма профессиональной рукой! – наводил на неприятную мысль о преждевременности надежд на скорый поиск. 

Collapse )

(no subject)

«Кто вызывал полицию?», - заглядывая в распахнутую дверь кабинки, спросил Йеннингер. Полицейский и менеджер переглянулись, офицер сказал : «Звонил женский голос, сообщил, что их знакомый отлучился в туалет и не приходит. Слишком долго..» Йеннингер наклонился к сидевшему скособочено на стульчаке телу. Менеджер заглянул за плечо комиссара, приподнявшись на цыпочках, и вздохнул : «Люди, которые сидели за столом вместе с этим..мужчиной.. были очень обеспокоены, подозвали кельнера и..» «И?..» Менеджер отошел в сторону, чтобы пропустить большого Йеннингера. «Кельнер тут же сообщил мне...» «До вас никто ходил проверять в туалет?», - Йеннинер осматривался в тесном для него помещении, не глядя на своих сопровождавших. Офицер молчал. Менеджер снова сказал : «Я, как у нас написано в инструкции о действиях в подобных ситуациях, пошел в сопровождении кельнера в туалет..» «Больше с вами никто не ходил?» Менеджер вновь переглянулся с патрульным и покачал головой : «Нет! Никого не было. Я поставил официанта у двери в коридор…» - он показал рукой на дверь из залы – «у обеих…» – Йеннингер и офицер посмотрели в сторону дверей.  «…А сам прошел к запертой двери…» «Надеюсь, вы ничего не трогали?» Менеджер неуверенно ответил : «Я только подергал ручку двери. Она была заперта изнутри.» Йеннингер окинул взглядом невысокого черноволосого управляющего с высоты своего роста : «Надеюсь, открывать не пытались!?» «Нет! За дверью стояла такая неестественная тишина...» «Никто больше не приходил, пока вы смотрели?» «Я же уже сказал, что поставил своего сотрудника, чтобы он никого не пускал...» «Ну-с, хорошо…», - протянул комиссар: «А дальше вы вызвали полицию!?» «Да, я распорядился, чтобы Бригитта – она сидела на кассе – вызвала полицию, по возможности не поднимая шума.» «Когда точно вызвали?» «Простите, я не посмотрел на время...», - покраснел менеджер. «Плохо! Надо такие вещи запоминать!», - бесстрастно произнес Йеннингер и повернул голову к патрульному. «В двадцать три часа семнадцать минут…», - прозвучал ответ : «Звонок зафиксирован в двадцать три ноль четыре!» «Кто-то ушел за эти тринадцать минут из кафе?», - Йеннингер вновь принялся за управляющего. «Я не могу сказать наверняка...» «Тогда придется начать с опроса посетителей.» «Мы сразу, как обнаружили запертую дверь, приказали не выпускать никого.», - офицер показал взглядом на менеджера. Тот согласно закивал : «Мы предложили всем гостям остаться ненадолго в кафе и не расходиться. Потом приехал еще патруль – они уже вывели людей наружу.» «Всех?» «Как гостей, так и обслуживающий персонал.» «Ну-с..Продолжим...», - сказал вполголоса задумчиво Йеннингер. Увидев перед собой застывшего в нерешительности  менеджера, он добавил : «Подсчитайте кассу, в общем, прекратите работу. Придется вам, к сожалению вашему, помочь нам.» Менеджер все еще не трогался с места. «Пожалуйста, предупредите всех ваших сотрудников.», - отпустил его Йеннингер. 

Collapse )

(no subject)

...Дверь, неслышно закрывшаяся за ним, растворилась вместе со стеной, убрав мнимую уверенность защиты, и он едва не потерял сознание от головокружения, очутившись посреди необъятной дали. Тут же сила мягко поддержала его, он вновь, будто тридцать лет назад почувствовал, как оттянуто слегка левое плечо тяжестью автомата…

Глядя внимательно под ноги, он тщательно переступал через резко очерченные на легком снегу, запорошившим красноватые скалы, пятна когтистых следов…

…Каждые десять шагов он оборачивался назад и, убедившись, что его спутник, не отстает, делал следующий шаг среди камней, стараясь полнее набрать в грудь лёгкий воздух высоты..

…За спиной изредка доносился глухой стук ботинок, всхлипы на время участившегося дыхания. Тогда он останавливался и ожидал, зная, что необходимо поддерживать в напарнике уверенность в собственных силах до тех пор, пока тот может идти сам. Любая помощь на такой высоте, особенно когда их было только двое, лишь приближала безвыходность.

…Получилось нелепо – группу перехватили на подходе, на пути, который был обеими сторонами установлен как нейтральный. Попытки связаться, сначала со своими, потом с принимавшей стороной, оказались тщетными – не хватало дальности антенны, да и под огнем невозможно было терпеливо вызывать сообщника…

Collapse )

(no subject)

Виндхук был похож на декорации, напоминавшие Лангеру театр «Felsenbühne» в Ратене. Немецкий квартал выделялся так же, как и везде, куда раскидывала немцев по свету судьба. Дома времен Второй империи не смешивались с игрушечными фахверковыми. В последних, по иронии судьбы, ныне обитали разбогатевшие потомки пионеров, решивших распространить «Орднунг» за экватор. Тем, кто не возвратился в Европу от отчаяния и тщетности устроиться в Стране Обетованной, пришлось перетерпеть долгие годы истребления духа предков. К этим упорным добавились другие, тоже упорные, не желавшие смириться с крушением иллюзии предпочтительности оружия всем прочим средствам.

Они, в отличие от упрямых первопоселенцев, обладали изворотливостью ума, опытом жизни в Большом Мире и, что во многом определило смену ролей, ухитрились неведомыми путями прибыть небедными.  Они умели ценить время, которое для первопоселенцев застыло среди вечных камней и песков, омываемых вечными водами океана. Они решительно меняли традиции и привычки тех, кто их принял. И первым видимым признаком необратимых изменений стал вызывающий вид фахверковых домов, в которых на далекой родине жили низшие сословия.

Collapse )